Главная / Статьи по психологии / Психология близости и зависимости

Психология близости и зависимости

Психология близости и зависимости

Каждый из нас нуждается в какие-то периоды жизни в близости с другим человеком. А что такое зависимость, в чем разница между этими двумя понятиями? В этой статье рассмотрим механизмы и близости с другим, и зависимости от другого человека.

Где заканчиваетесь вы и начинается другая личность?

Чтобы провести грань между этими двумя состояниями, важно понимать что-то о своих психологических границах, границах другого человека, уметь чувствовать их.

Это то расстояние, на котором можно встретиться с другим человеком, увидеть его, обнаружить самого себя. В состоянии зависимости этого не происходит, человек находится с объектом своей зависимости в жестком слиянии, не всегда осознавая это.

Проблемы, с которыми сталкивается человек, не осознающий личные психологичские границы

Отношения с другим человеком могут быть как комфортными для обоих, так и токсичными. Опыт построения отношений предполагает яркие чувства, переживание контакта, часто происходит отсыл к тому, как это происходило в семье этих людей.

По сути, уйти в патологичные отношена, аффекты, зависимости легче, чем построить гармоничные отношения с другим человеком.

Аффекты – отреагирование, где утрачена чувствительность.

Важно отметить то, что опыт отношений формируется только в самих отношениях с другими людьми. Для этого необходима чувствительность к дистанции с другими людьми. Бывает так, что мы это расстояние в контакте или сильно сокращаем, приближаясь к другому человеку, либо сильно отдаляем, что является другим полюсом несвободы от этого человека.

Как построить психологические границы

Регуляция границ, основанная на личной чувствительности, ощущении комфорта, а также попытки свериться в этом же с людьми, с которыми сейчас мы находимся в контакте, дает возможность выйти на поле контакта.

Очень важен опыт контакта и опыт отхода. Чтобы встретиться, необходимо расстаться, а, чтобы расстаться, необходимо встретиться. Парадоксально звучит, но это так. Дело в том, что именно возможность регуляции дистанции дает возможность выйти на чувствительность к психологическим границам.

Оптимальная дистанция обеспечивает опыт близости, переживания, а без дистанции невозможна встреча. Фактически, можно говорить о том, что невозможно пережить близость, не имея опыта одиночества.

Уединиться, чтобы увидеть себя и других

В отличии от близости, если мы говорим о слиянии, то все силы личности уходят на то, чтобы схватить и удерживать объект, с которым находишься в сцепке. Это единственная задача и цель.

А уединение необходимо, чтобы сохранить контакт со своей чувствительностью, со своим внутренним миром. После обнаружения себя, человек способен видеть себя и других людей, выходя на границу контакта. Тогда мы можем говорить о близости. И при этом преконтакт не ограничивается только ожиданиями от встречи с другим человеком, когда мы хотим видеть эти ожидания, а не реальную личность. А бывает так, что самого знакомства и не происходит, так как партнёр видит, или хочет видеть, в другом свои ожидания от него и от контакта, не замечая самого человека.

Переживание одиночества

Человек может меняться. Он не стабилен, динамичен, в отличии от, например, химического вещества, действие которого ожидаемо и желанно. Бывает так, что клиенты на психологической сессии говорят о тревожном ожидании и ощущении «брошенности», что сопровождается переживанием боли, страдания, страха быть одному. Это может быть запросом на сессию.

Переживание одиночества возможно, как минимум, по двум путям.

Невротическое переживание одиночества, когда человек стремится обязательно к контакту с другим, или нарциссическое, когда клиент говорит о том, что ему не с кем строить отношения, обозначая невозможность выйти на границу контакта и увидеть другого, и в этом очень страшно признаться, в том числе, себе самому.

Поиск оптимальной дистанции

Близость – постоянная работа и усилия по поиску оптимальной дистанции между двумя людьми, что делается каждый раз заново. Эту дистанцию тестируют каждый раз при каждой новой встрече. Если эту работу не делать, то отношения перейдут в разряд зависимости.

Например, одна моя клиентка воспринимала отход немного от нее партнера, как потерю интереса к ней, однако не спрашивала его об этом. Она чувствовала дискомфорт, переживала. Более того, когда партнер спрашивал ее напрямую о том, что с ней происходит, она надувала щечки и говорила о том, что все хорошо.

Очень важно заметить себя и другого для установления дистанции в отношениях.

Что получает человек от состояния зависимости?

Химическая зависимость дает человеку мгновенную помощь, решение проблем, буквально, за минуты. Эмоциональная зависимость заключается в том, что человек ищет счастье в другом: присутствовать с ним везде, не расставаясь даже в походе в туалет.

Здесь много страха потери этого важного для него человека, ценность своей личности преломляется через другого, в себе самом этой ценности в нужном объеме не достаточно.

Контрзависимость дает возможность выхода на уровень автономности, свободы.

Игровая зависимость позволяет оказаться в виртуальном мире, где можно быть любым и ничего не делать в реальности. Например, сидеть с пузиком в прыщах, но при этом на экране монитора отождествлять себя с супергероем компьютерной игры.

Пищевая зависимость приносит удовольствие от пищи, как некоторая компенсация недостатка чего-то в жизни.

Интернет-зависимость похожа чем-то на игровую, в первую очередь, дает возможность, при желании, в любой момент прервать любое взаимодействие с виртуальной реальностью, или общение с другими людьми.

По сути, зависимость позволяет не переживать, не чувствовать. Это состояние можно рассматривать как с позиции стиля жизни, что дает ощущение свободы, освобождения, так и как болезненное состояние, от которого хочется избавиться.

Зависимость можно рассматривать как реакцию человека на определенные жизненные обстоятельства, некоторая непереносимость того, что происходит сейчас с ним.

Причины возникновения зависимости

Что будет освобождением от этой боли? Рассмотрим для примера какой-то объект химической зависимости: когда человек жил какое-то время с состоянием боли, напряжения, а тут получил на время освобождение от неё. Это меняет качество самой жизни. Он воспринимает все вокруг иначе. То, что некогда тревожило, отошло на второй план. По началу человек говорит о том, что он нашел, наконец, то, что ему нужно (ибо зависимость убирает боль).

Человек ищет способы избавиться от боли, в том числе. моционной, перебирая варианты, как ее минимизировать. В его окружении может найтись человек, который посоветует что-то, что принесет мгновенное облегчение.

Когда зависимый человек вышел на уровень осознавания и хочет избавиться от состояния зависимости, он приходит в кабинет к психологу. И здесь важно отдавать себе отчет в том, что попытки избавиться от зависимости принесут много боли, от которой человек отвык. Здесь важно оценить грань выносимости. Потом, спустя время, человек обретает новую жизнь, свободную от предмета зависимости.


Если что-то приносит облегчение, то хочется не упускать этого из виду. Часто клиенты, во время психологической сессии, говорят о предательстве. Если один человек становится гиперценностью для другого, это говорит о несвободе, слиянии с другим. Если человек утратил чувствительность к дистанции, он может перестать отходить и пытаться не давать это сделать партнеру.

В отличии от зависимости, в привязанности человек ищет постоянно оптимальную форму контактирования. Это свобода. Например, клиент в сессии говорит о том, что ему может нравиться много чего, а другой человек говорит ему о том, что ты для меня весь мир. Это отношения зависимости. Тут все силы уходят на то, чтобы уцепиться, удержаться и держать, практически, не видя другого человека.

У меня была клиентка. Которая бежала, в физическом смысле слова, за уходящим от нее парнем, пытаясь его вернуть, хотя сама понимала, что эти отношения себя изжили и токсичны для нее.

Почему вы натыкаетесь на одни и те же грабли созависимости?

Созависимость позволяет найти партнера, который от чего-то страдает, и начать его лечить. Зачем? Есть смысл жизни, личная значимость, «тяжелый крест», который надо нести. Созависимому необходимо, чтобы у его партнера с зависимостью эта зависимость не пропадала, чтобы за ними можно было ухаживать, быть значимыми. Болезнь нужна для того, чтобы не чувствовать собственной незначимости, не прикасаться к своей идентичности. Идентичность спасателя идеальна, нет у окружающих вопросов, спасателем быть приятно.


Речь идет о классическом треугольнике «жертва - спасатель – преследователь» Карпмана. Спасатели одержимы моралью, знают, что хорошо и что плохо, пытаются это транслировать всем, догоняют и изо всех сил причиняют добро другим.

Эти позиции в отношениях могут меняться, человек может одновременно находиться в разных позициях из этого треугольника, будучи в отношениях с разными людьми. Например, супруга пытается спасать мужа от алкоголизма, и при этом, быть преследователем для сына, не давая ему вообще никакой свободы из-за страха того, что сын может пойти по стопам отца алкоголика.


Работа психолога с зависимостями будет максимально полезной, когда сам клиент поймет, что вынужден что-то менять, так как деваться больше некуда, и он осознает себя на самом дне. Однако психолога толкают в сессии в роль спасателя, в жесткую позицию зависимости от других людей.

Психологи говорят о том, что наркомания – болезнь нарциссов, а алкоголизм – болезнь невротиков, стремящихся убежать от одиночества.

У химически зависимого человека есть близкие люди, которые стыдятся говорить про это, вынуждены защищать его перед обществом и верить ему. Они говорят о том, что он был хороший, у него много достоинств, мы это знаем. Это созависимость.

Критичность мышления при этом резко снижается. У зависимых и родственников присутствуют два чувства, которые сменяют периодически друг друга – это стыд и вина.

Классический пример зависимости и созависимости, когда на психологическую сессию приходит супружеская пара, в которой муж пьет, а жена находится в состоянии созависимости от него. Жена рассказывает о том, что вчера вечером супруг пришел домой в состоянии алкогольного опьянения, накричал на нее, потерял деньги. В данном случае, также можно говорить о треугольнике Кларксона. Жена сейчас выступает в роли жертвы. На следующий день, супруга предъявляет ряд претензий мужу за вчерашнее, теперь она становится преследователем. Муж испытывает чувство вины. Чтобы загладить вину, муж обещает сделать все, что хочет супруга, даже соглашается поехать к теще на блины. Тут жена чувствует себя на подъеме, она вновь обрела ценность для супруга, для нее готовы сделать всё.

Интересно то, что целую неделю эта пара ходит за ручку, а окружение, которое знает о проблемах в этой паре, говорит о жене, как о героической женщине, которая смогла вытащить супруга из болота алкоголизма. А супруга, в свою очередь, называют настоящим мужчиной, так как он смог проявить твердость и отказался от спиртного.

Что способно в этой паре создавать подобные ситуации кроме спиртного? Если больше ничего, то большой вопрос в том, хотят ли они оба от этого избавиться.


В близости много работы и много риска, но нарабатывается опыт компетентности. Один другому в близости говорит: «Ты мне важен! Я могу без тебя жить, но вместе нам лучше!», а в зависимости диалог скорее выглядит так: «Ты мне нужен!». Тут вместе плохо, порознь тоже плохо.

Если Вы хотите повысить градус личной осознанности в этих вопросах, то вариант работы с психологом в режиме сессии будет идеальным решением.

Записаться на консультацию психолога