Главная / Статьи по психологии / Телесноориентированность в работе психолога

Телесноориентированность в работе психолога

Телесноориентированность в работе психолога

Психологическая сессия с клиентом предполагает ряд интервенций со стороны психолога, который использует определенный инструментарий работы, в том числе, и опору на проявления физического тела человека. Это дает возможность более глубоко отслеживать все то, что происходит с клиентом в сессии. В этой статье рассмотрим основные особенности телесноориентированности при работе с психологом.

Если опираться на гештальт подход, то в основе такой работы лежат различные механизмы прерывания контакта с потребностью.

Клиент проявляет амбивалентность в своем желании изменений. С одной стороны, человек хочет, чтобы его жизнь, или люди вокруг, как-то изменились, но часто при этом сам не всегда готов меняться, а бывает, что и не понимает того, что изменения с ним начинаются с него самого.

Сопротивление относится к изменению, которое сознательно желательно, но бессознательно пугает. Сопротивление клиента осознанное или неосознанное распознается по снижению интенсивности процесса взаимодействия с психологом: клиент знает, что ему нужно достичь, но не делает этого, и не меняет свое поведение.

Сопротивление может выражаться в опаздывании на психологическую сессию, пропуске сессий, не выполнении заданий, выбора определенных тем для работы, в молчании, забывании того, что было основным на предыдущем сеттинге. Это является предметом работы специалиста.

В телесноориентированной работе сопротивление выражается в напряжении мышц или позы; дыхание учащенное, поверхностное или периодически замирает. Сопротивление в гештальт подходе – это жизнеспособное «Я». Борьба психолога с этим процессом – это борьба с целостным «Я». Выраженное с помощью сопротивления «Я» не полностью осознанно и не полностью принимается клиентом, проявляясь автоматически и в частичной форме.

Сопротивление не является предметом осознанного выбора человека и не позволяет творчески, гибко приспособиться к условиям окружающей среды, удовлетворяя заключенную в нем потребность.

Клиент, реагирующий на боль во время сессии, иррационален и должен справиться с болью без гнева и обид - естественной реакции организма. При этом психолог знакомится с сопротивлением, исследует его в сессии, усиливает мышечное напряжение у клиента. Или психолог предложит закончить незаконченное (из–за мышечного напряжения, например) движение.

Эти интервенции психолога ведут к осознаванию клиентом того, что с ним происходит в данный момент в сессии. И тогда, например, еле заметное движение ногой превращается в пинок. За каждым напряжением, за каждым стереотипным или незавершенным движением скрывается определенный аспект «Я» со своим смыслом и лежащей в его основе ситуацией.

Сопротивление можно рассматривать как послание самому клиенту (и соответственно психологу), а значит, нет необходимости с ним бороться. Сопротивление можно усилить, чтобы оно стало понятным и клиенту, и психологу.

Например, если сам клиент в сессии не замечает того, что происходит с ним сейчас, то психолог, делая на этом акцент, выводит это на поверхность, что замечает клиент. И уже с этим можно строить работу.

В данном случае задачей психолога будет помощь клиенту в этом процессе, завершив незаконченную ситуацию, которая лежит в основе отчужденного аспекта «Я». Эта помощь психолога может выражаться в восстановлении контакта клиента с его ощущениями, развитии словарного запаса для описания телесного опыта и его смысла, поддержание диалога между отчужденными частями «Я», ассимиляции отчужденных функций для восстановления творческого приспособления. Человек начинает жить не по чьим-то сценариям, а так, как подходит именно ему, разумеется, уважая границы других людей.

Если обратить внимание на дыхание, то это базовый энергетический процесс организма. Соматической контактной границей являются альвеолы легких – это место встречи со средой, место, где воздух входит в тело. Сам процесс дыхания относится к «ид»-функционированию. а его осознавание – к осознаванию. В данном случае мы говорим о том, что наше ид (бессознательное) – это функция нашего self. Под self понимается индивидуальный личный способ поведения в ситуациях взаимодействия с другими людьми и окружающей средой.

Дыхание всегда в фокусе психолога во время сессии. Работа с дыханием – это текущее исследование опыта дыхательного процесса в деталях от момента к моменту.

Через осозавание процесса дыхания, клиент может почувствовать свою соматическую (телесную) поддержку или ее недостаточность. Так как вмешиваясь в среду и встречаясь с новым, мы испытываем постоянную необходимость в поддержке дыхания. Возбуждение поддерживается метаболически – мы реагируем возрастанием глубины и частоты дыхания. А при подавлении возбуждения, дыхание прерывается – мы замираем или дышим поверхностно. В психологической сессии специалисту это очень заметно.

При осознавании этих спонтанных изменений в паттернах нашего дыхания, мы получаем уникальный опыт – опыт организмической регуляции.

В связи с этим паттерн дыхания рассматривается на двух уровнях, как преобладающая реакция дыхательной системы на стресс:

1. Уход, когда основными рассматриваемыми мышцами являются мышцы живота. Соматическая реакция ухода – свертывания - напряжение распространяется по большим группам сгибателей, человеку становится трудно вдохнуть. При этом клиент может испытывать чувства страха или подавленности. И именно с ними через телесные реакции можно работать в сессии.

2. Активация, при этом фокус на центральных мышцах поясницы - при их сокращении происходит разгибание мышц плеч, рук, бедер, ягодиц. Эти мышцы «разворачивают» человека в его готовности к действию. Вдох освобождается и выдох становится труднее. При этом клиент испытывает чувства возбуждения, интереса, гнева, тревоги.

Обе этих реакции являются нормой, а у невротика одна из реакций становится преобладающей и, в непрерывно меняющихся условиях внешней среды, ведет себя одинаково, что снижает его адаптивность. Например, психолог может отмечать напряжение тонуса мышц без видимых на то причин.

Основой прерываемого дыхательного процесса является напряжение дыхательных мышц, уменьшение их тонуса (диафрагма и межреберные мышцы). Работа психолога в этом случае заключается на старте в осознавании этих прерываний, их смысла, момента появления, а затем «растворение» соматического сопротивления. Например, с помощью осознанного усиления наблюдаемого паттерна.

Работа психолога с дыханием включает: побуждение к текущему осознаванию ощущений, связанных с дыханием, регулярное внимание к опыту дыхания в различных ситуациях, или в курсе эксперимента с дыханием. Например, у клиента может быть реакция на что-то с помощью задержки дыхания. При этом он не осознает, на что именно, и даже не отмечает у себя такие реакции. При поддержании осознавания клиента дыхания, появляется более живой контакт.

Самоподдержкой является осознавание опоры, это позволяет психологу присутствовать в контакте с клиентом соматически, что делает специалиста чувствительным к соматическим проявлениям клиента. Психолог должен осознавать, как он дышит, это дает информацию о том, что происходит в контакте на данный момент.

Во время проведения психологической сессии, психолог обращает внимание на границы пространства клиента. Осознавание своего тела и своих границ позволяет человеку стать полностью присутствующим во встрече с другими, быть максимально чувствительным и отзывчивым. С помощью границ человек определяет степень участия в данной ситуации в градации больше или меньше, ближе или дальше.

Клиенты с ясным чувством своих собственных границ в состоянии утверждать свое физическое пространство, идентичность и принимать собственные чувства, быть спонтанным, говорить четкое «да» или «нет», принимать решения по поводу своих потребностей, оставаясь отзывчивым к потребностям других людей.

А клиенты, утратившие психологические границы, не в состоянии телесно жить в «здесь и сейчас». Без границ нет чувства self, без чего нет взаимоотношений с другим человеком. Есть вероятность того, что клиент, попадая в слияние с другим человеком, не будет разграничивать себя и другого человека при взаимодействии с ним. Паттерн поглощения в ответ на тревогу, связанную с «покинутостью» – если человек думает, что может в отношениях существовать только одно self и одно поглощает другое.

В действительности, только имея границы, можно установить взаимоотношения, в которых оба человека стали бы уникальными и интимно связанными друг с другом; без потери себя, утраты открытости, поглощения и симбиоза. Только такие отношения включают двоих людей. Два человека встретятся и контактируют только в случае, если они оба чувствуют контактную границу между друг другом.

Такой паттерн поглощения, как реакция на тревогу «покинутости», обычно ведет свою историю из раннего детства, когда пригодность родительских фигур для заботы о ребенке является условием его выживания. Во взрослом возрасте это проявляется в «цепляющемся» поведении и компульсивной склонности быть постоянно близким со значимыми другими.

У личностей с тревогой «покинутости» граница пугает, возникает страх изоляции. Такие клиенты говорят психологу на сессии о том, что они не могут вообще жить без других людей, или о том, что про них забыли, проявляют недостаточно внимания.

Или можно рассмотреть другой вариант, когда дети испытывают глубинное чувство вторжения, когда родители пытаются удовлетворить потребность в связи с другими людьми, и эта тревога переносится во взрослую жизнь. Например, когда мама не отпускает ребенка ни на шаг от себя. При этом личность справляется с вопросами близости и интимности путем создания дистанции и подавления чувств, необходимых для установления близости. Такие клиенты говорят на сессии психологу о том, что им «сложно дышать» из-за чрезмерной близости других людей, о том, что ими психологически манипулируют или пытаются диктовать свои условия, нарушая их личные границы.

Защитной реакцией ребенка на травму отвержения или вторжения является нарушение осознавания своего тела («ум – тело - расщепление»). Такая травма препятствует развитию здоровых границ, на их месте конструируются защиты, создается дистанция, защищающая от внешней угрозы и боли их собственных чувств. Хронически повторяясь, первичная травма застывает в теле в виде структуры. Чувствительность, ответственность и адаптивность заменяются повторяющимися стереотипными позициями и поведением.

Установить здоровый стиль в отношении границ - означает их исследовать, делать свободный выбор. Это возможно сделать в кабинете психолога. Особенно в отношении переноса: психолог стимулирует клиента осознать его тенденцию к использованию психолога в качестве объекта (родителя), и сам остается осознанным в своих потребностях и разрешениях. Например, клиентка может отождествлять мужчину психолога со своим папой, приписывая специалисту функции заботы о ней, поддержки.

Климат доверия и безопасности, создаваемый психологом в сессии, позволяет клиенту проявить свой опыт, развивать чувство self, что делает возможным осознанный выбор в отношениях. Для многих людей граница усиливает контакт, и другие личности воспринимаются как отдельные, без потребности в слиянии с ними. Это ощущение «Я знаю, где я и знаю, где ты».

Также важным телесным параметром, с которым работает психолог в сессии, является голос клиента. Важно отметить, что если развитие голоса на каком–то уровне блокировалось, работа с ним стимулирует появление забытых воспоминаний, скрытых за напряжением мышц. Проработка незавершенных дел и сопутствующим им чувств приводит к расслаблению мышц, необходимому для выхода свободных звуков. Через голос мы можем понимать свои чувства.

Клиент в работе с голосом должен почувствовать новый опыт на физическом уровне, научиться различать физические препятствия, мешающие вокальной продукции. Работа с дыханием пробуждает глубинные переживания. Психологическая работа с голосом предполагает снятие ненужного напряжения, чтобы использовать голос для выражения всей полноты эмоций и оттенков мысли, развития чувства собственного достоинства, развития идентичности и общности со своим внутренним миром и чувством реальности.

В качестве примера могу привести свою подругу, которая совмещает посещение кабинета психолога и занятия вокалом, что позволяет прорабатывать свои телесные реакции с разных фокусов зрения.

Если говорить о паттерах развития и процессе дифференциации тела, контактировании, то психолог, при взаимодействии с клиентом, будет пытаться понять, как человек организует свой опыт, создавая свою перцепцию и чувства, убеждения, желания, мысли, позиции; как клиент находит удовлетворение и как справляется, если его не находит.

Психолог фиксирует свое внимание на текущих феноменах телесной жизни внутри терапевтической диады и проводит интервенции, адресованные индивидуальному стилю каждого клиента. Это происходит через растущее осознавание «здесь и сейчас», что делает возможным изменения большинства рудиментарных уровней функционирования с высвобождением здоровой энергии. Клиент оказывается способным функционировать спонтанно и творчески в своем повседневном существовании.

Наблюдение паттернов движения клиента – это способ изучения того, как клиент организует свой опыт. Свободное функционирование паттернов движения является основой здоровой автономии – способности различать себя и других, а также отказу от отчуждения и слияния. Такая гибкость психологических границ обеспечивает устойчивое и экзистенциальное чувство self, находящее гибкие границы решения в разных условиях функционирования.

Каждый формирующийся паттерн – это еще и первичный ответ на стимулы из окружающей среды. Он выражает доминантную на данный момент потребность и продвигает вперед процесс контактирования, качество и стиль которого глубоко индивидуальны. Когда возникает потребность, происходящая изнутри организма или из внешнего окружения, ребенок двигается к или от другого, в попытке достичь удовлетворения. Когда ребенок чувствует удовлетворение и насыщение, движение к объекту интереса завершается, контактирование заканчивается. Действие завершено, и теперь внимание и энергия ребенка свободны для движения к следующему объекту потребности, и контактирование продолжается далее, как непрерывный жизненный процесс.

Каждое действие формирует новые психические представления о мире и опыте self в отношениях с ним. Через репетицию эпизодов контакта и развития осознавания ребенок открывает различие между собой и другими. Устаревшие паттерны заменяются более адаптивными по отношению к усложняющейся психосоциалной организации.

Важно сказать об условиях формирования прерываний в первичной поддержке контактирования. Когда двигательные паттерны формируются, интегрируются в нервную систему ребенка, ассимилируются ею, они становятся существенной поддержкой для контактирования.

Здоровое контактирование базируется на адекватной поддержке фона, частью которого являются эти спонтанно возникающие паттерны. Эти двигательные паттерны спонтанно организуют и обеспечивают гибкое творческое приспособление. Если отношения в первичной диаде «мать - ребенок» построены таким образом, что потребности ребенка постоянно не удовлетворены, ребенок растет в условиях хронического дистресса. Ребенок должен учиться использовать собственные ресурсы (о контроле матери), бывает, что мать больше реализует свои потребности, а не потребности обоих. Плохо скоординированные паттерны поведения интегрируются нервной системой ребенка и контактирование расстраивается. Фиксированный паттерн начинает доминировать в системе, пересиливая предыдущие паттерны и нарушая последующие.

Когда ребенок что–то делает, он получает не только сам опыт, но и видит реакцию на это среды. Если опыт окружения является приглашающим и безопасным, исследование мира проходит без подавления его развития. Однако, если ребенок пугается по каким-то причинам, например, когда учится ходить, паттерн дезорганизуется и ребенок падает. Затем он встает и пробует еще раз. Тем самым налаживается гибкий баланс со средой. А если, например, когда ребенок начинает учиться ходить, он чувствует от среды (матери) тревожность по поводу его безопасности, мать «нависает над ним», в ответ ребенок подавляет свое любопытство и возбуждение. Он временно задерживает дыхание, втягивает руки, ноги, голову в туловище. Это создает ограничения в работе суставов и удерживает внутри здоровую агрессию, направленную во вне. Если подобные эпизоды повторяются в его жизни постоянно, ребенок хронически напрягает мышцы и удерживает дыхание в привычном дискомфорте, обусловленным поведением его окружающих. Действие теряет привлекательность и спонтанность, движения становятся нескоординированными, неуклюжими, неуместными. При общей тенденции мышц тела к сжатию переход от одного движения к другому становится затруднительным. Верхние конечности пытаются компенсировать дефицит стабильности в нижнее напряжение в плечах, их поднятием и дисбалансом в положении головы, спины, таза. Связь с опорой становится все более нестабильной. Внутри взаимно регулируемого поля поза, жесты, дыхание, походка приобретают иную форму. При этом то, что с начала было временным творческим приспособлением, становится фиксированным патологическим паттерном. Когда движение привычно не завершается, потребности ребенка остаются не удовлетворенными, тогда актуальная задача развития не решается. Ребенок не в состоянии воспринимать различия частей тела, их отдельность от тела, осознавание различий между собой и другими людьми – основа социального контактирования нарушается. Если среда остается хронически тревожной, ребенок не растет в своей способности гибко адаптироваться к условиям поля. При таком дистрессе формирующийся паттерн влияет и вмешивается в возникновение последующего паттерна – ходьбы. И нарушает следующий – стояние на своих ножках.

Возникает задержка физического и психического развития. Редуцируется и опыт распознавания ощущений, что затем приведет к неспособности регулировать эмоции и создает стратегии избегания, редуцирования и замены аффекта.

Один из параметров, который имеет большое значение при формировании ребенка и с которым психолог работает во время проведения я сессии, является вес тела. Иногда клиенты в начале сессии часто ощущают, что мир находится вне их контроля и воспринимают окружающих людей как силу, которой они могут быть атакованы, если они не будут что-то делать для самозащиты. В основе этого лежит чувство отчуждения – невозможность ощущать себя частью окружающей среды. Нарушения в осознавании телесных процессов приводит к отсутствию информации о своем существовании в связи с другими людьми. В этом случае реальность воспринимается через идеи (механизмы психологической защиты, такие как проекции, интерпретации), заменяющие непосредственный опыт ощущений. Чем слабее восприятие своего тела, тем больше связь с другими людьми осуществляется через индивидуально сконструированные идеи. Это испытывается клиентом в виде подавленной чувствительности, неловкости жестов и походки, беспокойством дыхания.

Психолог начинает работу с осознавания, например, того, как чувствует себя клиент на стуле. Специалист экспериментирует с первичной ориентацией. Когда клиент расширяет свое осознавание, он воспринимает не только действие, которое он пытается совершить или планирует, но и действия и состояния, которые раньше находились вне сферы осознавания. Восстановление ориентации необходимо для плавного, неразрывного течения процесса контакта с другим человеком.

Процесс нервной ориентации осуществляется с помощью проприоцептивного осознавания – осознавания наших собственных движений и внутренних ощущений. Вместе с ощущениями извне проприоцепция руководит нашим ответом миру и лежит в основе способности к ориентации. В связи с этим можно выделить следующие виды проприоцептивнрой чувствительности:

1. Кинестетическая – ощущения движения (активного или пассивного), ощущения противодействия движению или весу, соотношение тела со средой или самим собой.

2. Вестибулярная – пространственное осознавание: чувствительность к позиции головы и тела по отношению к земле, направление движения в пространстве.

3. Весцеральная – ощущения внутренних органов, отражающие их внутреннее возбуждение или утомление.

Вышеперечисленные виды чувствительности формируют почву для здорового контакта. Психолог Александр Лоуэн вводит термин «подвешенность», как состояние тела человека, оказывающегося в эмоциональном конфликте, парализующем его, мешающем совершить действие, направленное на изменение ситуации. В этом конфликте возникают два противоположных чувства, и одно блокирует другое:

- Недостаточная «заземленность» - человек как–бы висит в воздухе, не находясь в контакте с реальностью.

- Характерная осанка – плечи приподняты, голова и шея наклонены вперед, руки болтаются, выглядит, как «вешалка».

Восприятие веса тела важно для ориентирования. Осознавание ощущения веса тела характеризует нашу чувствительность по отношению к опыту. Мы изучаем возможности ситуации в настоящий момент. Эксперимент, направленный на исследование восприятия своего веса клиентом является основным для понимания индивидуальных организационных паттернов. Это можно проделать в кабинете психолога, что даст возможность самому клиенту осознать то, что с ним происходит в данный момент времени.

Минимальное дыхание и хроническое мышечное напряжение значительно ограничивают восприятие человека и ясное чувство своего веса притупляется. Во время психологического эксперимента можно менять центр тяжести, при этом возникают новые чувства, доступные для осознавания.

Если говорить о формировании ощущения веса тела и проприоцепции, то важно отметить то, что способность ощущать вес тела формируется в раннем детстве через возникновение двигательных паттернов. Когда родитель соответствует потребностям ребенка, ребенок чувствует себя защищенным, так как получает столько помощи и поддержки, сколько необходимо для его развития.

В этом случае внутри своего мира ребенок двигается легко, свободно, его внимание распределяется между ощущениями тела и стимуляцией из среды. Из этого стабильного фона формируется опыт веса тела.

Однако, если в отношениях со взрослым у ребенка появляются проблемы, он реагирует на это хроническим напряжением мышц, он закрывается и уходит от ощущений. Плавное распределение между восприятием собственного тела и восприятием других подавляется. Позднее то, что однажды было у ребенка спонтанным приспособлением, становится устойчивым привычным способом бытия. Двигательные паттерны становятся ригидными, проприоцепция не ясной, ощущения минимальными, а естественный опыт ощущения веса тела прерывается.

Причем, например, если отношения в диаде «мать - ребенок» до 6 месяцев были хорошими, а потом нет, то не только последующее развитие искажается, но и предвидящее. Об этом говорят исследования ряда возрастных психологов. Согласно этому сценарию способность клиентов чувствовать себя в ясных отношениях со своим телом и его непосредственным окружением нарушается в раннем детстве и продолжает быть таковым во взрослом состоянии. В этот момент глубокие расстройства ощущения веса и сопутствующие психологические проблемы создают огромные сложности. Клиенты не в состоянии справиться со своими эмоциями и обретают повторяющиеся паттерны нарушенной связи с собой и миром – обсессивное, адиктивное и компульсивное поведение.

Например, излишняя суетливость, стремление к идеальному порядку, невозможность расслабиться. То, как клиент воспринимает ощущения веса тела, определяет и то, как они воспринимают себя в отношениях с миром.

Элементом работы с психологом является переобучение нейромышечной системы клиента для развития этих ощущений и развития их осознавания, организация опыта стабильности и защищенности. В этом случае клиенты способны ощущать свое собственное возбуждение, которое обостряется и становится более определенным. Проясненное ощущение веса тела способствует тому, что интенсивность возбуждения клиента начинает соответствовать их уровню мышечной активности и энергии появляющегося у них любопытства согласуется с их экспрессией.

Важно отметить, что основой для возникновения ощущения веса является формирование двух паттернов развития движения:

- Упругости тела (включая пластичность) - это фон для более позднего возникновения антигравитационного паттерна движения вверх от земли и через пространство. Это фундаментальная часть контакта, представляющая собой способность к восприятию поддержки.

- Моро–рефлекса – реакция испуга на потерю поддержки, позволяющая ребенку приспособиться к внезапному изменению веса тела. Это способ понять, что поддержка может быть потеряна.

Это физиологический рефлекс у детей, возникающий при внезапной потере поддержки, и заключающийся в первый момент в отведении и направлении плеч, предплечья и ладоней, разведении пальцев, разгибании ног, медленном сведении плеч и грудной клетки. Это так же опыт падения в пространстве, ответом на которое является вытягивание рук и пальцев. Во второй фазе этого рефлекса ребенок, для того, чтобы предотвратить падение, сокращает мышцы вдоль передней поверхности грудной клетки. В этот момент его руки сгибаются, а пальцы схватывают объект. Такое схватывание помогает телу открывать другие объекты и удерживать равновесие, при этом объект оказывается для ребенка на втором плане.

Ребенок восстанавливает устойчивость и начинает обучаться поиску поддержки, которая однажды была потеряна. Ребенок, падая, расставляет руки, что для него является способом самоподдержки. Эти два паттерна лежат в основе развития способности к равновесию.

Психолог замечает и анализирует не полноту, не завершенность движений клиента в настоящий момент, которые прерывают восприятие веса тела и нарушают актуальное функционирование. С помощью психолога в сессии пассивно существующие паттерны активируются и обретают новую способность к движению, компенсаторные паттерны подавляются, и координация между поддержкой и контактированием улучшается. Поле познается через наше сопротивление ему и его сопротивление нам, а опыт сопротивления варьирует с изменением мышечного напряжения. Изменения в мышечном напряжении дают возможность ощущать вес и ориентироваться в мире, так как опыт сопротивления и приспособления к другому присутствуют в каждом факте встречи.

Есть такое понятие, как постуральный тонус – это общий уровень мышечного напряжения, который имеется в покое и отражает способность мышц отвечать и внутренней, и внешней среде. Варьирование интенсивности тонуса зависит от баланса напряжения мышц.

Если родитель имеет ясное чувство собственного тела и чувствителен по отношению к другому (ребенку), ребенок получает опыт безопасности и первичной поддержки. А глубоко депрессивный, или вялый родитель, не способный ясно воспринимать свое тело, создает среду, стимулирующую небольшое число ощущений и не высокий постуральный тонус.

И наоборот, слишком большая стимуляция из среды повышает тонус ребенка, и гипертонические дети, которые не в состоянии высвободить свой вес по отношению к опоре, встречают другого с фиксированным сопротивлением. Гипертонический ребенок очень быстр и возбудим, часто не может закончить одно дело, чтобы перейти к другому.

Низкий постуральный тонус ребенка связан с нестутимулирующим окружением и в последствии он, возможно, будет демонстрировать паттерны податливости и уступчивости. А высокий постуральный тонус связан со сверхстимулирующим напряжением, и в последствии, скорее всего, разовьются паттерны сопротивления.

Если коснуться вопроса вертикального положение и достижения равновесия, которые отслеживает психолог во время сессии, то центральная идея психологической сессии – это способность поддерживать себя лицом к лицу с конфликтующими силами. Если прямая поза является привычно неровной, мы не можем легко найти равновесие. Это влияет на мышечный тонус всего тела. Личность испытывает недостаток аутентичности. Человек отдаляется от своего окружения. Вертикальная позиция личности является фиксированной в той же степени, в которой блокировано ее приспособление.

Психолог также учитывает движение, приближение / уход, как телесное событие, которые проявляются в сессии. Наблюдение и актуальный опыт паттернов приближения является фокусом исследования в едином поле: «психолог - клиент». в этом движении клиенты проявляют свою готовность к включению другого человека в свой опыт.

Психолог обращает внимание на дистанцию между собой и клиентом во время сессии. Во время протекания психологической сессии все движения несут смысл и для клиента, и для психолога, что вырастает из контакта, в котором это движение появляется, – в психологическом поле.

Осознавание функции приближения настраивает обоих участников психологического процесса на текущие отношения, выстраиваемые во время сессии. Психолог обращает внимание на позу (приблизиться / отдалиться) и жесты клиента, фокусирует внимание клиента на моментах сессии и состоянии в этот момент. Иногда психолог просит клиента преувеличить позу или жест. Все это дает возможность самому клиенту понять, как соотносятся эти движения его тела с тем, что он говорит.

При здоровом функционировании, когда объект интереса воспринимается как безопасный, приглашающий и богатый внутри, двигательные паттерны плавные, движения ясные и направлены к другому. Клиент открывает свое тело, он рецептивен и направляется к другому человеку со всей определенностью своего намерения. В процессе приближения он чувствует свои глаза, рот, руки как интегрированные части самого себя. Включение другого в свой опыт усиливает принадлежность к миру и поддерживает индивидуума. Такой клиент имеет здоровый ритм контакта – ухода.

А когда объект интереса воспринимается как нежелательный или не склонный к общению, здоровая личность уходит от него с достаточной ясностью намерений. Клиент не расположен ни становиться частью другого, ни включать его в свой опыт.

При нездоровом функционировании личность не может ни приближаться к другому полностью, ни с уверенностью разрывать отношения. Конфликт состоит в том, что, стремясь к близости, личность в то же время пугается ее. Приближение становится «застреванием» посередине, а тело теряет гибкость и становится не полностью чувствительным. Это выглядит, как будто на тело действуют две силы: рука как будто тянется в направлении другого, но и тянется одновременно и в направлении тела, а пальцы при этом вжимаются в ладонь, грудь и шея сжаты, глаза смотрят вниз или вверх, без всякой связи с другим. В этих телесных феноменах отражается тот индивидуальный стиль, с помощью которого данный человек приспосабливается к своей внешней среде.

Когда–то эти паттерны были творческими и своевременными, а в данный момент, имея тенденцию к навязчивому повторению, они нарушают здоровое функционирование. Та форма, в которой выражается паттерн приближения каждой личности, демонстрирует его индивидуальный стиль контакта – ухода. Он может быть свободным или ограниченным, его стиль поведения по отношению к объекту удовлетворения потребности и его особенности прерывания контакта.

Развивающиеся паттерны приближения в начале не стабильны и легко прерываются. Ввиду того, что они еще не полностью ассимилированы развивающимся организмом ребенка, имеется значительный спектр их вариантов и форм. Эта вариативность составляет сущность творческого приспособления. Через множество экспериментов ребенка с приближением формируются хорошо скоординированные паттерны и большая часть среды может быть интегрирована self. Если в некоторых диадах «ребенок - родитель», ребенок не может удовлетворить потребность через родителя, а его собственные усилия в этом направлении не получают необходимой поддержки, возникают паттерны полного или подавленного приближения. Они меняют отношения к существованию потребности, либо ее преуменьшению / преувеличению.

Здоровый паттерн приближения развивается тогда, когда паттерн приближения ребенка согласуется с условиями поля. Паттерны приближения отражают вначале способ спонтанного приспособления внутри первичной диады «мать - ребенок», а много позднее способ приближения в диаде «психолог - клиент». Эти паттерны влекут за собой некоторые личностные смыслы, окрашивающие жизнь клиентов.

При распознавании психологом таких паттернов, можно использовать эксперимент для осознавания их клиентом, а также для осознавания клиентом отсутствующей сенсорно–моторной поддержки приближения. Во время эксперимента полнота контакта между психологом и клиентом (а также клиентом и другими в фоне) становится фигурой. Эксперимент может касаться приближения и движения к друг другу или друг от друга в пространстве комнаты. Так как это происходит в актуальной ситуации, клиент имеет реальную возможность познакомиться с новым для себя опытом приближения к другому человеку, понимать, как это реализуется у него, а значит, быть в этом свободным.

Независимо от направлений психологического консультирования, все специалисты работают с невербальными проявлениями клиентов. Skype-консультирование также позволяет это осуществлять, особенно на этапах, когда рабочий альянс «психолог - клиент» уже построен.

Записаться на консультацию психолога